Заказ билетов на популярные мюзиклы Москвы и Санкт-Петербурга по ссылке, каждый день без выходных.

Второй акт

Антракт
Можно попробовать выбраться в коридор, прогуляться или раздобыть что-нибудь в буфете. А можно пойти на сцену, как следует рассмотреть кошачий инвентарь и потрогать шкуру Дьютерономи, который на время антракта остается следить за порядком и развлекать детей. Интересно, а можно ли с ним фотографироваться? Надо будет проверить в следующий раз.

Забыл сказать: акты мюзикла имеют подзаголовки. В первом кошек сводил с ума полночный танец (When Cats are Maddened by the Midnight Dance). Во втором они торопят приближение утра (Why Will the Summer Day Delay -- When Will Time Flow Away).

1 The Moments of Happiness

Кошки принимают лунные ванны под музыку. Академический солист, исполняющий нравоучительный текст "The Moments of Happiness", это ни кто иной, как сам Дьютерономи. Следующий далее куплет на тему Memory в этом номере поет не Гризабелла, а другая кошка. Описание лондонской постановки указывает, что это Джимайма (Jemima, зачем-то переименованная в американской постановке в Sillabub). Слова, которые она произносит, предваряют дальнейшее развитие сюжета: "Следуй за своей памятью/Открой, войди/Если ты поймешь, что такое счастье/То начнется новая жизнь". Она же подпевала Гризабелле при последующем (главном) исполнении арии.

В американской постановке поддержка Гризабеллы передана Виктории -- той самой девице-блондинке, которая танцевала в сцене приглашения на бал. Насколько я разобрался, во время "Счастливых моментов" коты как раз лишают ее невинности. Во всяком случае, вокруг нее исполняется недвусмысленно эротический танец.

Источники

Мне так и не удалось установить, откуда взят текст "The Moments of Happiness". Легко заметить, что это прозаический отрывок. Надеюсь, найдутся знатоки литературы, которые смогут определить его происхождение.

2 Gus, the Theatre Cat

Гас, полное имя которого Аспарагус (что значит, спаржа) прожил свою жизнь на театре и если ему налить стаканчик, охотно расскажет о своих былых подвигах. Рассказ его забавен, а потому этот номер лучше читать, а не слушать. Музыка вызывает зевоту: держать внимание публики должен текст.

Гаса вывозит на сцену в инвалидном кресле и представляет публике героиня следующего номера Джеллилорум - Гриделбоун. Затем он начинает рассказывать о себе сам. На этот раз исходный текст Элиота переделывать не пришлось: в нем уже была прямая речь. Заключительные слова Гас повторяет крепнущим, молодеющим голосом, и, говоря их в последний раз, вскакивает с кресла и сбрасывает свои отрепья.

Источники

В тексте Элиота кое-что переставлено. В особенности важны две строки, в которых говорится, что Гас однажды играл тигра, на которого охотился некий индийский полковник:

At a Shakespeare performance he once walked on pat,
When some actor suggested the need for a cat.
He once played a Tiger--could do it again--
Which an Indian Colonel purused down a drain.
And he thinks that he still can, much better than most,
Produce blood-curdling noises to bring on the Ghost.

Упоминание об этом передвинули в конец, а "тигра" превратили превратили в "рычащего тигра" (Граултайгера), тем самым, связав, как станет ясно из дальнейшего, два разных стихотворения из "Книги старого опоссума".

And I once played Growltiger
Could do it again, could do it again
Could do it again

3 Growltiger's Last Stand

Сбросив свои отрепья, Гас превращается в тигроподобного котяру с одним глазом, ухом и (кажется) даже ногой -- то есть, простите, задней лапой -- зато с хорошо выраженным "пивным" брюшком. К этому моменту остальные кошки незаметно разбежались. Задник опускается как разводной мост и на просцениуме оказывается нос корабля со всеми атрибутами (включая, конечно, штурвал). На заднике -- панорама заката.

Хор (команда) рассказывает историю кота-пирата, который жил на барже, бороздившей просторы Темзы, и наводил страх как на окрестные хозяйства, так и на других котов, в особенности иностранных: персидских, а еще более -- сиамских, один из которых и оторвал ему ухо. Он (Граултайгер в исполнении Гаса) предстает перед публикой в момент свидания с блондинкой Гриделбоун (ранее -- Джелилорум), обликом и повадками более всего напоминающей продавщицу или буфетчицу.

Тем временем, к барже на джонках и сампанах подбирается орда сиамцев, намеревающихся покончить со своим врагом. Команда засыпает. Граултайгер и Гриделбоун исполняют лирический дуэт. Сиамцы берут баржу на абордаж. Гриделбоун спасается бегством (помнится, в Гамбурге она забирается по замаскированной лестнице на балкон над сценой и наблюдает оттуда последний бой своего ухажера). В тексте особо отмечено, что ее не утопили.

Сиамцы -- все тот же низкорослый кордебалет, поющий детскими голосами. Их живописные костюмы напоминают как о восточных воинах, так и о сиамских кошках. Оружие -- кривые сабли и вилки, то есть, простите, трезубцы, один из которых вонзается Граултайгеру в зад.

Согласно тексту, Граултайгера подвергают классической пиратской казни, которую он сам устраивал неоднократно: заставляют с завязанными глазами пройти по уложенной через борт доске. По случаю утопления негодяя людское и кошачье население ликует. В Бангкоке этот день объявлен национальным праздником. Стилистически вся эта сцена пародирует классическую оперу.

Источники

В "Книге старого опоссума" история Граултайгера не имеет никакого отношения к Гасу-Аспарагусу. Они даже идут в другом порядке: Граултайгер номером третьим, а Гас -- одиннадцатым. Однако, постановщики увидели возможность их связать в один сюжет, вернув в конце этого номера на сцену престарелого Гаса, расстающегося со сладким воспоминанием о некогда сыгранной им роли. Если бы не эта находка, его портрет выглядел бы существенно иначе.

Текст Элиота переделан совсем немного. Например, в начале описания любовной сцены Граултайгер сидит, не сводя глаз с предмета своей страсти, что вполне естественно для кота, но не для человека-актера, который, следовательно, стоит.

Следующий фрагмент в тексте бродвейского мюзикла пропущен:

His bucko mate, GRUMBUSKIN, long since had disappeared,
For to the Bell at Hampton he had gone to wet his beard;
And his bosun, TUMBLEBRUTUS, he too had stol'n away-
In the yard behind the Lion he was prowling for his prey.

Кстати, если кто-то знает, что такое bucko mate и как это может быть понято в данном контексте -- буду весьма признателен за объяснение. В Лондоне, насколько можно судить, каждый из упомянутых персонажей вставлял по реплике, прежде, чем предоставить Гроултайгера своей участи.

Непонятно, откуда взялся текст дуэта, который исполняют Граултайгер и Гриделбоун. В оригинале он только упоминается, но постановщики, конечно, не могли пройти мимо такого шанса. На диске и в живом исполнении (по крайней мере, на Бродвее) звучит нечто карикатурно-любовное по-итальянски, но в программке упоминается застольная песнь The Ballad of Billy M'Caw. В лондонской постановке звучала именно она.

Еще более удивительным мне кажется изменение имени предводителя сиамцев: Элиот почему-то называет его Gilbert, а либретто -- Genghis (так в западно-европейских странах пишется имя хорошо известного нам хана Чингиза). Таким образом, сделанное Элиотом вольное сравнение атакующих сиамцев с монгольской ордой становится буквальным. Напомню, Сиам -- это современный Таиланд. Империя монголов им, насколько я понимаю, никогда не владела.

4 Skimbleshanks, the Railway Cat

Интересно, кто положил начало жанру железнодорожной песенке, Глинка? Вряд ли. Скорее кто-то из англичан. Как бы то ни было, вот еще одна, с очаровательными словами, мелодией и оркестровкой.

Под рассказ о трудовых буднях железнодорожного кота вся труппа, весело отплясывая, строит из подручного хлама паровоз: тендер (кажется, из кровельной жести), большие и маленькие колеса от велосипедов и колясок, пивная бутылка, настольная лампа с абажуром и чайник. Откуда-то находится даже стрелка с фонарем.

Колеса закрутились, чайник засвистел, испуская клубы пара и -- помчался ночной экспресс по просторам северного полушария. Пассажиры могут спать спокойно: Скимблшанкс за всем проследит. Это деловитый рыжий кот с белой грудью, в жилетке, и даже с золотой цепью. Он всю дорогу в хлопотах: останавливается только для того, чтобы поймать на себе блоху.

Источники

Текст (тринадцатый номер в "Книге старого опоссума") в основном сохранен: как обычно, рассказ переделан в диалог, добавлен припев, изменено время и местами улучшена, так сказать, кантабильность.

5 Macavity

Снова слышен испуганный крик: "Макавити".

Подручные Макавити врываются на сцену и похищают Дьютерономи. Затем появляется сам великий злодей, переодетый старым вождем. Самые крупные и сильные коты, Манкустрап и Алонзо, разоблачают (в буквальном смысле) подделку и начинают с Макавити драку. Тем временем, трясущиеся от ужаса котенок Деметер и кошка Бомбалурина рассказывают об этом персонаже.

Отступая под натиском превосходящих сил, Макавити добирается до рубильника и дергает ручку. Сыплются искры, свет гаснет.

Источники

Тронуть текст Макавити (десятый по "Книге старого опосума") рука постановщиков, как видно, не поднялась. Ну, если только самую малость.

Валери Элиот вспоминала, что поэт считал этот образ (навеянный, по его словам, Конан-Дойловским профессором Мориарти) слишком заумным и опасался, что его не поймут. Оказалось наоборот: Макавити стал самым популярным персонажем. Это единственный случай, когда я могу привести эквиритмический русский перевод текста Элиота, сделанный Самуилом Яковлевичем Маршаком.

Обратите внимание на еще одну деталь: перечисляя тех, кто у Макавити "на побегушках", Деметер и Бомбалурина назвают Мангоджерри (Помните: Мангоджерри и Рамплтизер), а также Гриделбоун, которую мы недавно встречали в качестве любовницы пирата Граултайгера. Это заставляет переосмыслить некоторые факты, касающиеся гибели последнего.

Макавити

Макавити -- волшебный кот. У нас его зовут
Незримой Лапой потому, что он великий плут.
В тупик он ставит Скотланд-Ярд, любой патруль, пикет.
Где был он миг тому назад, -- его и духу нет!

Макавити, Макавити, таинственный Макавити!
Законы наши соблюдать его вы не заставите.
Презрел он тяготения всемирного закон.
На месте преступления ни разу не был он.
Его преследуй по пятам, беги наперерез,
Ищи по крышам, чердакам, -- Макавити исчез!

Он ярко-рыж, высок и худ, угрюмый кот-бандит.
Глаза ввалились у него, но в оба он глядит.
Морщины мыслей и забот на лбу его легли,
Усы нечёсаны давно и воротник в пыли.
Он так и вьётся на ходу змеёй среди кустов.
Вам кажется, что он уснул, а он к прыжку готов.

Макавити, Макавити, таинственный Макавити,
Он -- дьявол в образе кота, его вы не исправите.
У вас на крыше, на дворе встречает он рассвет,
Но на месте преступленья никогда злодея нет!

По виду он -- почтенный кот от лап до бакенбард,
И оттиска его когтей не сделал Скотланд-Ярд.
Но если ночью совершён на окорок налёт,
Стекло разбито в парнике, цыплят недостаёт,
Ограблен сейф, иль певчий дрозд погиб во цвете лет,
Там без него не обошлось... Но там его уж нет!

А если в министерстве исчезнет договор
Или в адмиралтействе чертёж похитит вор,
И вы найдёте чей-то след у входа в кабинет, --
Искать его -- напрасный труд: злодея нет как нет.

В секретном департаменте, наверно, скажут вам:
-- Да, тут не без Макавити... Но где теперь он сам?
Он отдыхает в тишине и лижет рыжий хвост
Иль смертности мышей и крыс учитывает рост.


Макавити, Макавити, единственный Макавити!
Его вы не отравите, его вы не удавите!
Он двадцать алиби подряд представит на суде,
Как доказательство того, что не был он нигде.

Я знаю множество других разбойников-котов,
Но я уверен, убеждён и присягнуть готов,
Что все коты, которых ждёт и ловит Скотланд-Ярд,
На побегушках у него, а он -- их Бонапарт!

6 Mr. Mistoffеlees

Темнота. Кошки в страхе сбились в кучу. Кто-то из них включает фонарик (величиной с прожектор) и шарит лучом по сторонам. "Нам надо найти Дьютерономи". "Давайте спросим мистера Мистофелиса" -- предлагает Рам Там Таггер (солирует, представляя великого фокусника, тоже он).

За этим следует потрясающий номер -- куда до него циркачам! Наряду с другими трюками, Мистофелис легко решает поставленные перед ним тактические задачи: включает освещение и материализует похищенного Дьютерономи под своим волшебным покрывалом. Восторг публики достигает верхней точки.

В разделе "Источники" я привожу исходный текст. Он мало отличается от либретто, но может быть, вы прочтете его без музыки и еще раз оцените, насколько семантика стихов старого опоссума отличается от их театральной интерпретации. Элиот описывает скромного черного котика, который очень сильно себе на уме и все время сбивает хозяев с толку: то его ищут на дворе, когда он мирно спит дома в кресле, то его мурлыканье раздается в гостиной, когда все думают, что он на крыше. Он ведет себя настолько скрытно, что никто не может приписать ему исчезновение мелкой домашней утвари, которую время от времени находят в самых неподходящих местах. К тому же, под конец элиотовский Мистофелис непонятно откуда достает семь котят, что заставляет предположить, в нем не мистера, а миссис. Но постановщики "Кошек" определяют образ исходя из элиотовских юмористические преувеличений и выводят на сцену любимца публики, прославленного мага в камзоле, усыпанном светящимися лампочками.

Этот персонаж не уступает в популярности Макавити. Если в честь последнего названы, например, литературные премии, то Мистофелис стал символом фокусника. Между прочим, он известен под разными именами -- Mistoffolees, Mistoffelees, Mistopheles и так далее. В записи бродвейской постановки отчетливо поют "Мистофелис", и в текстах либретто, которые мне удалось найти, это имя написано через О. Между тем, исходный элиотовский Mistoffelees распадается на mist-of-felees, где felees похоже на фонетическую запись латинского felis (кошка). Что касается вариантов с ph вместо f, то это напоминает о Мефистофеле и о сопутствующих ему животных. Отсюда недалеко и до любимого в России кота Бегемота (один из моих любимых персоонажей).

Источники

You ought to know Mr. Mistoffelees!
The Original Conjuring Cat--
(There can be no doubt about that).
Please listen to me and don't scoff. All his
Inventions are off his own bat.
There's no such Cat in the metropolis;
He holds all the patent monopolies
For performing suprising illusions
And creating eccentric confusions.
  At prestidigitation
   And at legerdemain
   He'll defy examination
   And deceive you again.

The greatest magicians have something to learn
From Mr. Mistoffelees' Conjuring Turn.
Presto!
  Away we go!
    And we all say: OH!
     Well I never!
     Was there ever
     A Cat so clever
     As Magical Mr. Mistoffelees!

He is quiet and small, he is black
From his ears to the tip of his tail;
He can creep through the tiniest crack,
He can walk on the narrowest rail.
He can pick any card from a pack,
He is equally cunning with dice;
He is always deceiving you into believing
That he's only hunting for mice.
He can play any trick with a cork
Or a spoon and a bit of fish-paste;
If you look for a knife or a fork
And you think it is merely misplaced--
You have seen it one moment, and then it is gawn!
But you'll find it next week lying out on the lawn.
   And we all say: OH!
      Well I never!
      Was there ever
      A Cat so clever
      As Magical Mr. Mistoffelees!

His manner is vague and aloof,
You would think there was nobody shyer--
But his voice has been heard on the roof
When he was curled up by the fire.
And he's sometimes been heard by the fire
When he was about on the roof--
(At least we all heard that somebody purred)
Which is incontestable proof
Of his singular magical powers:
And I have known the family to call
Him in from the garden for hours,
While he was asleep in the hall.
And not long ago this phenomenal Cat
Produced seven kittens right out of a hat!
   And we all said: OH!
      Well I never!
      Did you ever
      Know a Cat so clever
      As Magical Mr. Mistoffelees!

7 Memory

Наступает утро. Виктория поет песенку на мотив Memory, приветствуя новый день. Манкустрап объявляет, что Дьютерономи готов сделать выбор. И вот теперь Гризабелла исполняет арию Memory в том виде, в каком она известна как самостоятельный номер.

Для мюзикла это момент высшего драматического напряжения. Гризабелла готова последовать за своими воспоминаниями к новой жизни. Брезжит заря. Воспоминания тают. Гризабелла просит не оставлять ее с ними наедине. Прикоснись ко мне, и ты поймешь, что такое счастье -- просит она Викторию.

На этот раз кошки, выстроившись в ряд, сами тянутся к Гризабелле, которая медленно следует мимо них. Ее сопровождает Виктория, которая, вероятно, уже готова принять Гризабеллу по возвращении из слоя Хевисайда и выносить ее для новой жизни. В центре просцениума Гризабеллу ласково встречает Дьютерономи. Вместе они входят внутрь волшебной автомобильной покрышки: той самой, которую я упоминал, описывая сцену перед началом спектакля. Кошки окружают их, держась поодаль.

Источники

Материал для Memory настрижен главным образом из "Рапсодии ветренной ночи", текст которой вы можете найти в комментариях к первому акту, номер 12 Grizabella.

Согласно воспоминаниям участников постановки, музыка Memory была написала Ллойдом Веббером в последний момент по настоянию Тревора Нанна, которой придавал большое значение изобретенному им сюжету и хотел хотел увенчать его развитие "ударной" арией. В результате получилось, что две эмоциональные кульминации с разным "знаком" (Мистофелис и Гризабелла) следуют одна за другой.

Постановщикам, как они вспоминают, очень крупно повезло: первой исполнительницей роли Гризабеллы согласилась стать звезда британской сцены Elaine Paige.

8 The Journey to the Heaviside Layer (путешествие в слой Хэвисайда)

Если вы не знаете, что сейчас произойдет -- держитесь крепче. Из-под волшебной покрышки выбиваются клубы театрального дыма. Up, up, up -- заклинают кошки. Покрышка, в которой стоят Дьютерономи и прижавшаяся к нему Гризабелла, трогается с места и плавно двигается вперед и вверх. Снизу у нее обнаруживается кольцо прожекторов. Дым струями валит из сопел между ними. Создается впечатление взлетающей "тарелки" инопланетян, тем более, что покрышка поднимается очень высоко и почти нависает над публикой. При этом в полу разверзается длинная шель, из которой выдвигается опора, но огненный дым отвлекает внимание от технических подробностей.

Поднявшись до уровня осветительной системы, покрышка встречается с летающим стулом, который забирает Гризабеллу и несет ее по "небу", cостоящему из цветных лучей и мигающих огоньков. Тем временем, забытая всеми покрышка с Дьютерономи не спеша садится на место.

Источники

Вы еще помните о веселой компании Jellicle Cats и Pollicle Dogs из недописанной книги Элиота? Так вот, в конце они в сопровождении человека в белых гетрах должны были улететь на воздушном шаре. Up, up, up, past the Russell Hotel. В "Книгу старого опоссума" этот эпизод не вошел.

9 The Ad-dressing of Cats

Дьютерономи, выстроив всю свою команду на манер оперного хора, дает зрителям прощальное наставление о том, как им отныне следует... да, в этом месте часто спрашивают, что значит ad-dress, вернее, почему это слово написано через черточку? Как хотите, а мне тут видится "умасливать". Но я предлагаю перевести: обращаться. Обращаться к кошкам, обращаться с ними, обращаться вокруг них.

Источники

В "Книге старого опоссума" (и тоже в ее конце) мы находим сильно отличающийся текст.

The Ad-dressing of Cats

You've read of several kinds of Cat,
And my opinion now is that
You should need no interpreter
To understand their character.
You now have learned enough to see
That Cats are much like you and me
And other people whome we find
Possessed of various types of mind.
For some are sane and some are mad
And some are good and some are bad
And some are better, some are worse -
But all may be described in verse.
You've seen them both at work and games,
And learnt about their proper names,
Their habits and their habitat:
But
      How would you ad-dress a Cat?

So first, your memory I'll jog,
And say: A CAT IS NOT A DOG.

Now Dogs pretend they like to fight;
They often bark, more seldom bite;
But yet a Dog is, on the whole,
What you would call a simple soul.
Of course I'm not including Pekes,
And such fantastic canine freaks.
The usual Dog about the Town
Is much inclined to play the clown,
And far from showing too much pride
Is frequently undignified.
He's very easily taken in -
Just chuck him underneath the chin
Or slap his back or shake his paw,
And he will gambol and guffaw.
He's such an easy-going lout,
He'll answer any hail or shout.

Again I must remind you that
A Dog's a Dog - A CAT'S A CAT.

With Cats, some say, one rule is true:
Don't speak till you are spoken to.
Myself, I do not hold with that -
I say, you should ad-dress a Cat.
But always keep in mind that he
Resents familiarity.
I bow, and taking off my hat,
Ad-dress him in this form: O CAT!
But if he is the Cat next door,
Whom I have often met before
(He comes to see me in my flat)
I greet him with an OOPSA CAT!
I've heard them call him James Buz-James -
But we've not got so far as names.
Before a Cat will condescend
To treat you as a trusted friend,
Some little token of esteem
Is needed, like a dish of cream;
And you might now and then supply
Some caviare, or Strassburg Pie,
Some potted grouse, or salmon paste -
He's sure to have his personal taste.
(I know a Cat, who makes a habit
Of eating nothing else but rabbit,
And when he's finished, licks his paws
So's not to waste the onion sauce.)
A Cat's entitled to expect
These evidences of respect.
And so in time you reach your aim,
And finally call him by his NAME.

So this is this, and that is that:
And there's how you AD-DRESS A CAT.

В нем кошки напрямую сопоставляются с собаками (кстати, и с людьми тоже), а категоричность требования обращаться к кошке в звательном падеже и сняв шляпу существенно снижена.

Занавес

Впрочем, занавеса в театре кошек, как вы знаете, нет. Дети бегут на сцену, а обалдевшие взрослые выбираются из зала.

Так в чём секрет такой популярности Cats?

Итак, берем недописанную детскую книгу Нобелевского лауреата по литературе, кладем под нее музыку гениального композитора, которого Британская энциклопедия в первой же фразе называет эклектическим (что не помешало королеве возвести его в рыцари за вклад в искусство). Приправляем трогательным сюжетом, который постановщик высосал чуть ли не из пальца -- банальным, зато с элементами восточной мистики и даже НЛО. Процеживаем через сито маркетинговых расчетов: собачникам собачье, кошатникам кошачье (заметили, как красной нитью через всю историю мюзикла идет эта проблема позиционирования, так, чтобы как можно больше зрителей привлечь и как можно меньше оттолкнуть?). Очень важно, чтобы все делалось на живую нитку: шилось, поролось, перекраивалось, перешивалось, пока не начнется резонанс.

Что получаем? Получаем самый популярный и прибыльный мюзикл всех времен и народов, как и было обещано. Урок любителям строить обдуманно, взвешенно и прочно. Укор искусству, которое может прожить только подаянием.

Большое спасибо всем исполнителям. Вот перечень действующих лиц.

Источники

В "Книге старого опоссума" остался невостребованный персонаж. Вот он.

Cat Morgan Introduces Himself

I once was a Pirate what sailed the 'igh seas -
      But now I've retired as a com-mission-aire:
And that's how you find me a-taking' my ease
      And keepin' the door in a Bloomsbury Square.

I'm partial to partridges, likewise to grouse,
      And I favour that Devonshire cream in a bowl
But I'm allus content with a drink on the 'ouse
      And a bit o' cold fish when I done me patrol.

I ain't got much polish, me manners is gruff,
      But I've got a good coat, and I keep meself smart;
And everyone says, and I guess that's enough:
      `You can't but like Morgan, 'e's got a kind 'art.'

I got knocked about on the Barbary Coast,
      And me voice it ain't no sich melliferous horgan;
But yet I can state, and I'm not one to boast,
      That some of the gals is dead keen on old Morgan.

So if you 'ave business with Faber - or Faber -
      I'll give you this tip, and it's worth a lot more:
You'll save yourself itme, and you'll spare yourself labour
      If jist you make friends with the Cat at the door.